You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Сальма Хайек о борьбе с расизмом и женской свободе

Политика Трампа, Харви Вайнштейн, объективация женщин и мексиканское правительство — для актрисы нет запретных тем

Сальма Хайек о борьбе с расизмом и женской свободе
18+
Данная статья предназначена для лиц старше 18 лет
Мне есть 18

Сальма Хайек. Фото: Tung Walsh

Актриса, продюсер и активистка рассказала автору Vogue о том, как побороть расизм в Голливуде с помощью амплуа «горячей штучки» и при этом не стать заложницей одного образа. О встрече с Сальмой Хайек рассказывает Натали Эванс-Хардинг.

«Понимаешь, в чем дело, — говорит мне актриса, затягиваясь сигаретой и попивая свой зеленый сок. — Тебе нужно больше танцевать, больше заниматься любовью». Хотя Сальма Хайек не высказывает это напрямую, мне кажется, она считает меня довольно консервативной. «Купи себе какое-нибудь соблазнительное нижнее белье, — продолжает она, когда я признаюсь, что понятие сексуальности несколько расходится с моей феминистской позицией. — Смейся, когда тебя никто не видит, танцуй. Попробуй спеть оперу — не стесняйся выглядеть нелепо».

Сальма Хайек в США, 1997
Сальма Хайек в США, 1997

Сидя на диване в доме Хайек на севере Лондона, в окружении расшитых анималистичными мотивами подушек Gucci, я думаю о том, что эта женщина — мой новый ментальный наставник. Без преувеличения. Хайек — одна из немногих актрис, которые на протяжении всей своей карьеры рьяно и упорно боролись с самыми закостенелыми стереотипами, навязанными сексизмом, расизмом, а впоследствии и эйджизмом, — и в конце концов победила. Так что ее советы однозначно стоит принять во внимание.

Сегодня, когда Хайек 52 года и за ее плечами 30-летний актерский опыт, она наконец может поделиться всеми трудностями и невзгодами, которые ей пришлось пережить. Не то чтобы она пыталась их замалчивать раньше, но именно сейчас, в эпоху Трампа и брексита, Вайнштейна и миграционной политики, ее голос звучит громко и ясно. «Знаешь, мне приходилось сталкиваться с абьюзом, — откровенничает актриса. — И это было очень серьезно. Но мне никогда не хотелось использовать такие истории для привлечения внимания к своей персоне». Она пожимает плечами: «Я хотела, чтобы люди на моем примере понимали, что любые трудности можно преодолеть. Знали, что их возможности на самом деле безграничны».

Сальма Хайек в Alexander McQueen на премьере фильма «Сказка сказок» и на фотоколле на Каннском кинофестивале, 2015
Сальма Хайек в Alexander McQueen на премьере фильма «Сказка сказок» и на фотоколле на Каннском кинофестивале, 2015

Гуляя по великолепному особняку Хайек, уставленному свежими цветами, книгами по искусству, работами Джеффа Кунса и Дэмиена Херста, я понимаю, что обычный человек может задуматься — какие, собственно, трудности она пережила. В 2009 году Хайек вышла замуж за французского миллиардера Франсуа-Анри Пино, владельца модного конгломерата Kering, живет, казалось бы, беззаботной жизнью и даже без макияжа умудряется выглядеть лет на 20 моложе своего возраста. Но актриса говорит, что привыкла к такому положению дел: люди склонны делать ошибочные выводы о ней, не зная всей правды. «Предвзятое отношение возникает, когда вы сталкиваетесь с чем-то непривычным, и это вызывает у вас внутренний дискомфорт. Сейчас, будучи женой очень успешного человека, я сталкиваюсь с этим постоянно. Люди считают, что я стою выше их по положению, и им это не нравится. Очень странная ситуация, но я смирилась».

Франсуа-Анри Пино и Сальма Хайек на показе Gucci осень-зима 2019 в Милане
Франсуа-Анри Пино и Сальма Хайек на показе Gucci осень-зима 2019 в Милане

Хайек не скрывает своего происхождения: она родом из привилегированной семьи из мексиканского города Веракруса, ее мать была оперной певицей, а отец — управляющим нефтяной компанией. В 23 года Хайек получила главную роль в успешном мексиканском телесериале «Тереса», благодаря которому стала звездой национального масштаба. Но ей хотелось большего — она мечтала о статусе актрисы мирового уровня, и в конце концов ей удалось пробить этот стеклянный потолок. В 2003 году в интервью Vanity Fair Хайек рассказала, как управляющие крупных киностудий твердили ей, что она родилась не в той стране, что ей никогда не добиться успеха в Америке, так как люди всегда будут ассоциировать ее с прислугой.

Сальма Хайек в сериале «Тереса», 1989-1991
Сальма Хайек в сериале «Тереса», 1989-1991

«Я боролась с расовыми предрассудками, используя в качестве оружия сексистские стереотипы этих парней, — объясняет Хайек. — Я придумала себе эдакую сексуальную героиню. В таком качестве Голливуд был готов принять меня, и именно благодаря этому я попала в индустрию. Я все понимала и постоянно спрашивала себя, не унизительно ли это. Я ни с кем не спала ради ролей. Просто такой образ был более понятен. По их мнению, аудиторию привлекала моя сексуальность, поэтому на иностранный акцент можно было закрыть глаза. И я решила: «Окей, да будет так».

Сальма Хайек в фильме «От заката до рассвета», 1995
Сальма Хайек в фильме «От заката до рассвета», 1995

Каждую свою роль «горячей девчонки» Хайек пыталась вывести на новый уровень, наполнить персонаж чем-то большим, нежели банальной внешней привлекательностью. «Я предлагала: «Давайте эта героиня будет более интеллектуальной», на что мне отвечали: «Тебе не нужен источать интеллект на экране, забудь про это». Когда я хотела добавить своему персонажу комедийности, меня осекали: «Это чересчур, ты не можешь быть смешнее, чем твой партнер по фильму». Иногда я просто хотела больше теплоты и человечности. Если мне удавалось сыграть что-то от себя в одной или двух сценах, это был прорыв. Что-то подобное происходит до сих пор. Но поверьте мне, женщины в индустрии добились больших успехов. Это долгий процесс — радикальные революции редко заканчиваются чем-то хорошим».

Конечно, сегодня многие роли пишутся либо меняются специально под Хайек. «Ким Нгуйен изначально хотел видеть меня в своем фильме», — говорит актриса, имея в виду последнюю работу режиссера — триллер «Операция «Колибри», в котором она играет беспринципного злого гения Эву Торрес бок о бок с Джесси Айзенбергом и Александром Скарсгардом. «Моя героиня — очень влиятельная женщина, которая живет в Нью-Йорке и совершает финансовые махинации, используя самые современные технологии, — рассказывает Хайек. — Еще несколько лет назад я не могла представить, что мне предложат такого персонажа. Не знаю, планировали ли с самого начала отдать эту роль женщине, но уж точно не латиноамериканке, — впоследствии ее переделали под меня. Знаешь, людям приятнее воспринимать меня как сильную женщину».

Сальма Хайек в фильме «Операция «Колибри», 2018
Сальма Хайек в фильме «Операция «Колибри», 2018

Образ сильной женщины закрепился за Хайек больше года назад, когда The New York Times опубликовали ее откровенный монолог о том, как на протяжении многих лет она то и дело становилась жертвой сексуальных домогательств со стороны кинопродюсера Харви Вайнштейна. Тот, естественно, пытался все отрицать. Хайек не устраивали роли, которые обычно предлагали актрисам, особенно латиноамериканского происхождения, поэтому она потратила 10 лет на то, чтобы убедить голливудских магнатов снять фильм ее мечты — «Фриду», байопик о жизни культовой мексиканской художницы Фриды Кало. Одним из продюсеров, к которым Хайек решила обратиться за помощью, был Вайнштейн, известный в то время своими оскароносными проектами. Тогда она не знала, что человек, которого впоследствии обвинят в непотребном отношении к женщинам, принял участие в фильме, призванном бороться с мизогинией в Голливуде. «Он сделал это по той же причине, по которой любой абьюзер стремится к власти, — считает Хайек. — Эти люди так себя ведут, просто потому что никто не может этого запретить».

Сальма Хайек в фильме «Фрида», 2002
Сальма Хайек в фильме «Фрида», 2002

«И Вайнштейн, и Трамп очень харизматичные персонажи: мужчины, упивающиеся любовью и признанием. Думаю, их ход мысли такой: «Если ты не испытываешь ко мне абсолютной любви, значит будешь меня ненавидеть». Это очень хрупкая и одновременно опасная модель поведения, особенно когда у таких людей есть реальная власть». В свое время Хайек пришлось иметь дело с обоими: «Они не способны любить, как ты или я, и очень несчастны. Как бы ты к ним ни относился, у них есть потребность в тотальном подчинении других».

«Что до Харви, — продолжает Хайек, предлагая мне отборный мескаль из домашнего мини-бара, — он всем сердцем любил кино. Не знаю, любит ли Трамп кого-то или что-то, кроме самого себя. Не понимаю, что его вдохновляет и заставляет идти вперед. В его биографии нет ни малейшей зацепки, которая позволила бы понять, что он способен испытывать такие чувства. Я не утверждаю, что так оно и есть, просто не вижу доказательств обратного. А вот с Харви все было куда яснее».

Харви Вайнштейн, Сальма Хайек, Ив Чилтон Вайнштейн на премии Miramax 2003 MAX в Лос-Анджелесе, 2003
Харви Вайнштейн, Сальма Хайек, Ив Чилтон Вайнштейн на премии Miramax 2003 MAX в Лос-Анджелесе, 2003

Ирония судьбы в том, что когда-то давно Трамп, который сейчас активно пропагандирует жесткую миграционную политику против Мексики, пытался убедить Хайек бросить ее тогдашнего бойфренда ради отношений с ним. «После этого мы несколько раз пересекались на каких-то мероприятиях и оба делали вид, что ничего не произошло», — говорит актриса. Сегодня она выступает с открытой конфронтацией расистской политики президента США, публикуя в инстаграм фото пиньяты с его лицом и делая саркастичные репосты его речей в духе «Из Мексики в США приезжают отнюдь не лучшие представители нации». Позиция Хайек отлично коррелирует с историей успеха ее соотечественника — режиссера Альфонсо Куарона, чей фильм «Рома» стал одной из главных звезд «Оскара» в этом году.

«В ней есть какая-то невероятная красота и чистота, — говорит Хайек о Ялице Апарисио, сыгравшей в «Роме» главную роль. — Ее пример в качестве номинантки на «Оскар» очень интересен. Я слышала, что многие относятся к ней с симпатией, но при этом ей пришлось столкнуться с нападками в свой адрес. Некоторые люди смеются над ее «неблагородным» происхождением. В Мексике проблема расизма до сих пор стоит очень остро, поэтому для Апарисио это большой прорыв, и не только в контексте актерской карьеры».

Ялица Апарисио в фильме «Рома», 2018
Ялица Апарисио в фильме «Рома», 2018

Хайек — истинный патриот своей страны. Хотя ей не удается бывать на родной земле так часто, как хотелось бы, совсем скоро она отправится туда ради съемок нового сериала Netflix. Актриса признается, что всегда чувствует связь с Мексикой и не стесняется говорить о политических проблемах, связанных с государством. «Тот факт, что мексиканские режиссеры и актеры наконец получили достойное признание на «Оскаре», дает невероятный заряд сил, — говорит она. — Но, увы, это не решает проблем безопасности и агрессии в стране.

Речь не только о наркотиках и местных картелях, существует огромное множество других группировок. Мексика буквально охвачена мафиями всех мастей. Они просто забирают бизнес и доход, даже совсем незначительный, у обычных людей, которые пытаются выжить честным путем, и делают это очень жестоко. Но что сводит меня с ума еще больше, так это коррупция. Люди приходят к власти и воруют деньги у населения, которое и так живет в бедности», — говорит Хайек, имея в виду мексиканского политика Хавьера Дуарте де Очоа, который занимал пост губернатора Веракруса с 2010 по 2016 год, «накопил» состояние в 120 миллионов долларов и в 2018 году был приговорен к 9 годам тюрьмы за отмывание денег и организацию преступного сообщества.

«Они забирают то, что им не принадлежит, оставляют народ умирать от голода, — продолжает актриса, — вводят страну в нестабильное финансовое положение, а потом пускаются в бега. И я пытаюсь понять, какова цена всего этого, могут ли деньги смыть позор с их детей, компенсировать душевные муки за то, что кто-то не может купить кусок хлеба, пока другой наслаждается всеми благами мира, и как вообще человек может жить спокойно и благостно, имея за спиной такие преступления. Мне этого не понять. Это похоже на героиновую зависимость, только вместо наркотиков — деньги, власть и желание иметь больше и больше. Правда, реабилитационных центров для таких людей не существует».

Сальма Хайек в фильме «Однажды в Мексике: Отчаянный 2», 2003
Сальма Хайек в фильме «Однажды в Мексике: Отчаянный 2», 2003

Хайек производит сильное впечатление — искренняя, бесстрашная и упрямая. По окончании интервью она устраивает мне экскурсию по дому: остается еще немного времени, прежде чем ее дочь вернется с урока танцев. Особняк полон коллег и помощников Хайек, которые на беглом испанском обсуждают присланные ей сценарии, проекты по запуску люксовых отелей и обновлению интерьера дома. «Если бы мне пришлось прямо сейчас завязать с актерством, я бы была благодарна за весь пережитый опыт. Но, к счастью, кино не единственный мой источник дохода, — говорит Хайек. — Именно поэтому я запустила собственный бренд косметики и компанию по производству соков: я была готова к тому, что в какой-то момент стану не интересна Голливуду. Но им меня не сломить. Я стараюсь выжить в этой системе правил и оставаться счастливой, несмотря ни на что. Не собираюсь зависеть от чьего-либо настроения или признания. Могут поцеловать меня в мою упругую мексиканскую задницу».

Наконец нам приходится расстаться — Хайек ждут дела, и ее ассистент провожает меня к выходу. Оказавшись на улицах тихого и спокойного района Хампстед-Хит, я ловлю себя на ощущении, что все окружающее кажется каким-то скучным и слишком обыденным. Сидя в такси по пути домой, я с улыбкой вспоминаю совет Хайек петь оперу, чтобы раскрыть свою внутреннюю женственность. «Попробуй выйти за пределы своих возможностей, — говорила она, — и избавиться от навязанных обществом установок того, что правильно, а что нет. Не существует единого стандарта, что есть, как одеваться. Ты должна чувствовать себя комфортно в собственном теле, чтобы оно стало защитной оболочкой твоей души. Придумай, кем бы ты могла быть, пока никто не видит». При этих воспоминаниях я начинаю тихонько напевать под нос арию Nessun Dorma.

Премьера нового фильма «Операция «Колибри» с Сальмой Хайек состоится в США 15 марта, дата выхода в России пока неизвестна.

Сальма Хайек в США, 1997
Сальма Хайек в США, 1997
комментарии