You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Вероника Хейлбрюннер и Джастин О'Ши о первых впечатлениях от родительства

Самая модная пара Instagram рассказала, как меняется образ жизни с рождением ребенка

Вероника Хейлбрюннер и Джастин О'Ши о первых впечатлениях от родительства
18+
Данная статья предназначена для лиц старше 18 лет
Мне есть 18

Я на верном пути в лондонскую квартиру Вероники Хейлбрюннер и Джастина О’Ши, или «пары холостяков», как они сами себя называют: сразу за бутиком Oscar de la Renta сворачиваю на Маунт-стрит. Она — модель, инфлюенсер, основатель онлайн-издания Hey Woman!, он — бывший байер Mytheresa и один из самых стильных мужчин в Instagram. Девять месяцев назад модный дуэт разросся до троицы (у пары родился малыш Уолтер), и в обновленном составе семья продолжает попадать в стритстайл-отчеты из Милана, Лондона и Парижа.

Заветная дверь расположилась где-то между витринами Celine, Balenciaga и Christian Louboutin (ну естественно). «Я влюбился в Мэйфэйр, когда только переехал в Лондон, — начинает разговор Джастин. — Рестораны, бары, магазины — жизнь здесь кипит. И все это круто, когда тебе двадцать. Но когда у тебя ребенок, а за окном по ночам ревут соседские Maserati, весь восторг куда-то испаряется». Бывший креативный директор Brioni обосновался здесь еще два года назад, но из-за постоянных разъездов семейное гнездышко оформлено не до конца. В просторной гостиной только диван и несколько рейлов с одеждой — цветочное платье Christopher Kane, плащ с бахромой Max Mara, юбка Celine и другие подиумные новинки из коллекции Вероники. Кухня заставлена картонными коробками, и лишь кислотно-розовая спальня выглядит завершенной. «У нас даже тарелок нет, — признается хозяйка. — Кашу для Уолтера я покупаю в магазине. Иногда приходится кормить прямо из упаковки». Видно, что в берлинской квартире пара проводит больше времени. «Мы еще не решили, где будем жить через год или через пять лет, когда Уолтеру нужно будет идти в школу. Может быть, здесь, в Лондоне, может, в Берлине, а может, где-то между — в тихой деревушке», — загадывает Вероника.

С Джастином они познакомились восемь лет назад в шоуруме Acne на парижской Неделе моды. Они уже шесть лет вместе, но первые разговоры о детях в семье Хейлбрюннер / О’Ши начались лишь пару лет назад: «Мы слишком долго откладывали, — считает Вероника. — Всегда находили причины сказать себе: давай в следующем году. То очень напряженный сезон, то проект, который мы никак не хотели упустить. К тому же друзья постоянно запугивали разговорами о том, как ребенок меняет жизнь, о том, что воспитание несовместимо с нашим кочевым образом жизни, и все в таком духе. Потом внезапно, в разгар Недели моды в Париже, я почувствовала себя странно, постоянно хотела есть, меня то и дело бросало в пот. Я сразу же поняла, что беременна». «Первое время мы никому не хотели говорить, не знали, как наши знакомые отреагируют, — вспоминает Джастин. — Особенно боялись реакции родителей Вероники. Чтобы поговорить, я позвал их в Лондон, сам приготовил ужин, но выпалил все еще по дороге из аэропорта. Они были счастливы».

Лет пять назад представить детей в модной индустрии было невозможно: модели скрывали беременность, а детей прятали дома. Cейчас все это словно легализовали. Модные мамочки позируют с детьми перед стритстайл-фотографами, кормят грудью на показах. И во многом это заслуга Вероники — самой стильной беременной модницы, как ее окрестили журналисты. Даже находясь на седьмом месяце беременности, она не поменяла своих модных предпочтений и то и дело радовала подписчиков фотографиями в плотных черных колготках с кроссовками, огромными дутыми куртками и оверсайз-дубленками, макси-юбками и яркими олимпийками Nike. Да и появление Уолтера никак не повлияло на ее гардероб: «Я люблю наряжаться, но теперь делаю это только для себя, домой меня тянет сильнее, чем на светские вечеринки».

За время нашего разговора в дверь звонят пять или шесть раз — доставка от Gucci, Burberry или Ralph Lauren. Джастин пытается обидеться: «Это шмотье приходит каждый день, всегда для Вероники и Уолтера, никогда для меня». C первых же дней жизни за стилем мальчика пристально следят не только мама и папа, но и целая армия фолловеров (на двоих почти 300 тысяч человек). «Я не хочу видеть его сидящим в этой скучной британской детской одежде. Я хочу нормального пацана». Больше всего Джастин любит одевать Уолтера в деним с ног до головы. «Это наш малыш с Горбатой горы», — смеется он.

Но у такой публичности есть и свои минусы. «Со дня рождения Уолтера люди пишут в комментариях, что мне не стоит так увлекаться модой. Что у меня должны быть дела «поважнее». Очень странно, потому что Джастин таких замечаний не получает. Безусловно, ребенок меняет твою жизнь, но ведь можно стать мамой, оставаясь прежней собой. Вот я проснулась, вот моя прическа утром (мочалка на голове), вот мы на прогулке, вот мы летим в Милан, а вот мы в первом ряду на показе. Мы не сбавляем ритма. И за это я очень благодарна Джастину. Он ответственный папа, у него всегда в запасе несколько бутылочек с молоком, пустышки и памперсы».

Чем еще заняты молодые родители? Два года назад вместе с командой 032c Джастин запустил бренд мужской одежды SSS World Cup, а после того как стал папой, расширил ассортимент до детских вещей. А Веронику все так же можно застать на подиумах Michael Kors или Chloé или на страницах Vogue. Только теперь кроме обложек ей достаются колонки о воспитании детей. Все действительно меняется.

комментарии